О возможностях решения проблем с ИНТЕРПОЛОМ

Розыск каналами Интерпола – уголовный процессуальный аспект. Превентивные меры, и противодействие незаконному розыску

 

В первую очередь, обсуждая проблему международного розыска  в пределах Украинского законодательства, стоит остановиться на простом, на первый взгляд, но сложном по своей сути вопросе – с какого именно момента, лицо можно считать таким, что находится в международном розыске.

Действующее уголовное процессуальное законодательство не дает нам четкий ответ на вопрос о том, наличие какого юридического факта свидетельствует о том, что лицо находится в международном розыске.

Традиционно, отсутствие четкой законодательной регламентации, способствует произвольной трактовки этого факта, как представителями правоохранительных органов, так и судами.

К примеру, Шевченковский районный суда г. Киева выработал определенное видение на указанную проблему, и в своих решениях об избрании меры пресечения лицу которое скрывается от следствия, придерживается позиции, которую можно назвать – позиция достаточной доказанности.

Такая позиция основана на том, что суд, с целью установления факта пребывания лица в международном розыске каналами Интерпола, считает недостаточным постановления следователя или детектива об объявлении лица в международный розыск и/или письма с Национального центрального бюро Интерпола об объявлении лица в международный розыск.

Вместе с этим, суд обращает внимание на то, что должны быть предоставлены сведения о принятых решениях Генеральным секретариатом Интерпола об объявлении лица в розыск, с соответствующими реквизитами такого розыскного сообщения.

Также, существует и другая позиция, которая в точности наоборот решает обусловленную проблему. Такая  позиция может иметь название – ограниченной доказанности.

Так, согласно позиции Киевского апелляционного суда от 20.09.2018 по делу № 11-cc/796/4578/2018, суд указывает о том, что фактически, дата вынесения органом досудебного расследования постановления об объявлении подозреваемого в международный розыск, ее направление с соответствующими материалами в Укрбюро Интерпола, и внесения сведений об этом в Единый реестр досудебных расследований, и является началом пребывания лица в международном розыске в понимании требований ст. 281 УПК Украины.

Кроме того, Киевская апелляция указывает о том, что каких-либо других документов, в частности справки Интерпола, выдержки из базы Интерпола и т.п., указанная норма закона не требует.

Таким образом, коллегия по данному делу считает, что именно вышеуказанные данные должны быть доказаны прокурором, как того требует ч. 6 ст. 193 УПК Украины.

Однако, можно ли считать такую позицию законной? Скорее всего, нет, и вот почему.

Положения статьи 281 УПК Украины определяет случаи объявления в розыск подозреваемого, и устанавливает, что об объявлении в розыск выносится отдельное постановление, и такие сведения вносятся в Единый реестр досудебных расследований.

В то же время, статья 193 УПК Украины, которая определяет требования по рассмотрению ходатайства об избрании меры пресечения, без участия подозреваемого, говорит о том, что это возможно при условии, что: «прокурором, кроме наличия оснований, предусмотренных статьей 177 настоящего Кодекса, будет доказано, что подозреваемый, обвиняемый объявлен в международный розыск».

Невооруженным глазом можно определить ключевые отличия в данных правилах, а именно то, что в первом случае речь идет о национальном розыске, а в другом о международном.

Итак, считаю недопустимым и некорректным применения ст. 281 УПК Украины вместе со ст. 193 УПК во время рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения, поскольку данные нормы касаются совершенно разных розысков, международного и национального.

Вся эта не состыковка, и разнобой в право применении связан с тем, что согласно правилам Интерпола, лицо, в отношении которого содержание под стражей не было избрано в качестве меры пресечения, не может быть объявлено в международный розыск. Между тем, украинские суды отказываются избирать такую ​​меру без непосредственного присутствия подозреваемого в судебном заседании, или же такое избрание возможно в случае пребывания в международном розыске.

Превентивные меры – игра в розыск по правилам стороны защиты

Предотвращение или удаления фактически опубликованного красного уведомления (red notice) или диффузии (diffusion notice), на основании законного или, не совсем законного уголовного преследования, является в большинстве случаев чрезвычайно сложным процедурным процессом. 

Тем не менее, существуют различные процедуры, которые способствуют не только удалению красного уведомления, но и предотвращают их публикацию в будущем.

То есть, если у клиента есть реальное опасения того, что в скором времени правоохранительные органы могут обратиться в Интерпол с целью публикации красного уведомления или диффузии, нужно действовать на опережение.

О превентивных мерах редко где упоминается, и даже в Правилах Интерпола по обработки данных есть только косвенное упоминание о возможности такой процедуры.

Вместе с этим, такая практика очень часто используется.

Эффективность подачи превентивного запроса (preventive request) обусловлена тем, что после его подачи, игра в розыск происходит уже за правилами стороны защиты.

Это преимущество создается за счет того, что после попадания вашего запроса в обработку Комиссии по контролю за файлами Интерпола (CCF’s), ему автоматически присваивается номер, и все последующие обращения властей о публикации относительно такого лица красного уведомления или диффузии будут приостановлены, в связи с необходимостью проверки аргументов превентивного запроса.

В данном случае, очень важно понимать исключительно важную роль Комиссии по контролю за файлами Интерпола (CCF’s) в вопросе противодействии незаконного розыска.

В соответствии со статьей 36 Устава Интерпола, Комиссия является независимым органом, который обеспечивает соответствие обработки персональных данных правилам Интерпола. Правила контроля предусматривают, что Комиссия обеспечивает, чтобы правила и операции, связанные с обработкой личной информации Интерполом, не нарушали основные права соответствующих лиц, как указано в статье 2 Устава Интерпола, которая в свою очередь корреспондируется с Всеобщей декларацией прав человека.

Но как проверить есть ли относительно лица, какое либо уведомление в базе данных Интерпола ?

Если говорить о красном уведомлении, то о его публикации можно узнать непосредственно из сайта Интерпола. Но что делать, когда речь идет о диффузии, которая не отображается на сайте Интерпола, и распространяется по закрытым каналам между странами членами Интерпола.

Как показывает практика, зачастую, правоохранители используют именно публикацию диффузии, что позволяет обойти формальности, и жесткие требования приемлемости для красных уведомлений.  Это действительно прекрасная возможность использовать ИТ-сеть Интерпола, «i-link», чтобы публиковать их непосредственно в национальных системах друг друга, или размещать их на серверах Интерпола, чтобы национальная полиция конкретных стран могла просматривать файлы.

По этому, существует несколько способов, чтобы узнать такую информацию.

Самый простой, но относительно длительный по времени способ, это подача запроса о доступе в Комисию (CCF’s), который рассматривается около 4 месяцев.

Можно схитрить, и обратится в национальное центральное бюро Интерпола, которым является Министерство внутренних дел Украины с соответствующим запросом. Но, как правило, правоохранители не предоставляют такую информацию, или же указывают общие сведения без какой либо конкретики.

Есть еще один негласный способ, моментально установить, является ли человек «клиентом» Интерпола – получить американскую визу.

В случае внесения сведений в базу данных Интерпола, ваша виза будет автоматически аннулирована, о чем вас незамедлительно проинформируют. Это и будет тревожным звоночком о розыске.

Розыск каналами Интерпола еще не означает автоматическую экстрадицию.

Розыск каналами Интерпола, как Украинских граждан на территории иностранных государств, так и иностранцев на территории Украины – это одна часть истории, а вот их выдача запрашивающему государству – это уже другая.

Задержать гражданина Украины в связи с розыском Интерпола на территории другого государства – бесспорно да, но выдача такого лица – это вопрос взаимности и санкции суда на выдачу.

В данном случае, мы должны говорить о принципе взаимности, в контексте одного из принципов международного права, который закреплен в Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Именно на этот принцип очень часто, а то и всегда, ссылаются правоохранители, когда просят выдать лицо у иностранного государства, даже если между Украиной, и такой страной нету соответствующего договора об экстрадиции или правовой помощи в этих вопросах.

Действительно, не со всеми странами, которые являются членами I.C.P.O заключены соответствующие международные договоры о выдаче лиц, скрывающихся от органов досудебного следствия или суда.

Традиционно, в случае установления местонахождения лица, находящегося в розыске Интерпола, осуществляется его экстрадиционный арест. Европейская конвенция о выдаче указывает, о том, что, как правило, такой арест осуществляется на 40 суток для того, чтобы сторона, которая запрашивает экстрадицию, успела подготовить соответствующий пакет документов, и предоставить его той стороне, которая осуществила задержания. В зависимости от национального законодательства разных стран срок такого ареста может быть различным.

Но бывают и исключения из правил. К примеру, у нас был случай в практике, когда лицо находилось в розыске Интерпола (публикация diffusion notice) более 8 лет (находится и сейчас), причем ее точное местонахождение было установлено моментально Интерполом, сразу после публикации циркулярного сообщения об объявлении его в розыск. Эта информация была предоставлена Украинской стороне Интерполом, после чего был подан экстрадиционный запрос.

Однако, такой запрос то ли был отклонен, то ли не был рассмотрен вообще.

Подводя итоги, следует отметить, что на сегодняшний день система международного розыска не является безупречной.

Автор статьи: Коноваленко Дмитро Сергійович